+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Административная преюдиция как основание уголовной ответственности

Содержание

Административную преюдицию предлагают исключить из УПК

Административная преюдиция как основание уголовной ответственности

10 сентября группа депутатов внесла на рассмотрение Думы законопроект № 791911-7, которым предлагается внести изменения в ст. 90 УПК РФ, исключив из нее преюдицию постановлений, принятых в соответствии с законодательством об административных правонарушениях.

Как указано в пояснительной записке, внесение изменений не повлечет за собой отмену статей Особенной части Уголовного кодекса, в которых изложены составы с административной преюдицией. Нововведением станет то, что первоначальный проступок повторно будет исследоваться как на досудебной стадии процесса, так и в суде.

Инициаторы раскритиковали административную преюдицию

Авторы поправок напомнили, что административная преюдиция появилась в современном уголовном праве 10 лет назад. По их мнению, это связано с тем, что в 2009 г.

в ежегодном послании Федеральному Собранию президент обратил внимание на необходимость увеличения объема использования административной преюдиции в уголовном законодательстве. Позднее, как указано в пояснительной записке, в УК РФ появилось 13 составов с использованием этого института.

К ним, в частности, относятся нанесение побоев, мелкое хищение и нарушение ПДД, совершенные лицом, подвергнутым административному наказанию.

Разработчики законопроекта полагают, что введение административной преюдиции породило ряд проблем в уголовном судопроизводстве.

Они отметили, что главная сложность состоит в том, что лицо за первое деяние привлекается к уголовной ответственности по правилам не уголовного судопроизводства, а по нормам КоАП РФ.

При этом при расследовании повторного эпизода органы предварительного следствия и суд не исследуют вопросы, связанные с этим административным правонарушением.

Несовершенная редакция ст. 90 УПК РФ продолжает оставаться таковойПринятие Госдумой законопроекта об исключении применения преюдиции в отношении приговоров, постановленных в соответствии со ст. 226.9, 316 и 317.7 УПК РФ, вряд ли позволит решить существующие в данной сфере проблемы

Как отметили авторы, на эту проблему обратил внимание Верховный Суд в Постановлении от 24 мая 2016 г. № 21 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 314.1 УК РФ». Согласно п.

9 данного акта обстоятельства, послужившие основанием для привлечения лица к административной ответственности, «не предопределяют выводы суда о виновности подсудимого в совершении преступления, предусмотренного статьей 314.

1 УК РФ, которая устанавливается на основе всей совокупности доказательств, проверенных и оцененных посредством уголовно-процессуальных процедур. Если указанные обстоятельства препятствуют постановлению приговора, суд возвращает уголовное дело прокурору».

Авторы законопроекта указали и на позицию Конституционного Суда, выраженную в Постановлении от 21 декабря 2011 г. № 30-П. В соответствии с ней уголовно-правовая квалификация деяния определяется исключительно в рамках процедур, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, и не может устанавливаться в иных видах судопроизводства.

Опубликован текст постановления Конституционного Суда РФ по делу Ильдара Дадина

В пояснительной записке также есть ссылка на Постановление КС от 10 февраля 2017 г. № 2-П о проверке конституционности ст. 212.1 УК, согласно которому каждый вид судопроизводства имеет собственные задачи и осуществляется в присущих только ему процедурах.

Это положение, по мнению Суда, распространяется и на преюдициальное значение судебных решений, вынесенных в порядке производства по делам об административных правонарушениях. КС отметил, что при применении ст. 212.

1 УК РФ преюдициальность административной ответственности за совершение соответствующего административного правонарушения не может обладать неопровержимым характером.

Это, как указано в постановлении, предполагает необходимость проверки судом всех обстоятельств совершения уголовно наказуемого деяния в рамках уголовного судопроизводства.

Депутаты обратили внимание на тот факт, что обычно в уголовном процессе не проверяют законность административного наказания за первое правонарушение. При этом, как сообщили авторы законопроекта, сам гражданин также зачастую не обжалует постановление, полагая, что «спор по поводу штрафа ему дороже обойдется».

Они отметили, что уголовная ответственность за преступление, состав которого предусматривает преюдицию, не может наступать тогда, когда к ответственности за первое правонарушение лицо было привлечено с нарушением закона.

По словам авторов, некоторые специалисты высказывают соображение о том, что если подобные нарушения выявлены судом при рассмотрении и разрешении уголовного дела, то дело подлежит прекращению по реабилитирующим основаниям.

Административной преюдиции не место в УКВ Верховном Суде РФ обсудили недостатки современной уголовной политики

Однако, пояснили депутаты, такому решению мешают положения ст. 90 УПК РФ о преюдиции. Прекратить дело можно лишь отменив решение о привлечении лица к административной ответственности.

Как указано в пояснительной записке, фактически отменить такое постановление можно только по протесту прокурора, который внесет его в суд по результатам расследования в уголовном деле первого административного проступка.

Однако такое расследование, по мнению авторов законопроекта, возможно лишь в случае исключения из ст. 90 УПК РФ административной преюдиции.

Депутаты полагают, что на сегодняшний день «в законодательстве образовалась несуразица». Не являются преюдициальными судебные решения, вынесенные в соответствии со ст. 226.9, 316 и 317.

7 УПК РФ, принятые в особом порядке, а также по делам, дознание по которым проводилось в сокращенной форме. При этом постановления о привлечении к административной ответственности преюдициальны, хотя по таким делам расследование вообще не проводится.

По словам разработчиков, законопроект направлен на устранение этого противоречия.

Правовое управление Госдумы не согласилось с инициативой

Подписан закон об ограничении преюдицииПрезидент РФ подписал Федеральный закон «О внесении изменения в статью 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

Между тем Правовое управление аппарата Госдумы не поддержало предложенные изменения.

Управление обратило внимание на тот факт, что в Постановлении КС от 10 февраля 2017 г. № 2-П, на которое депутаты сослались в пояснительной записке, также указано, что повторное совершение лицом однородных административных правонарушений объективно свидетельствует о недостаточности имеющихся административно-правовых средств.

Это, по мнению КС, может рассматриваться в качестве конституционно значимой причины для криминализации соответствующих деяний, которые, «оставаясь в своей нормативной первооснове административными правонарушениями, по характеру и степени общественной опасности приближаются к уголовно наказуемым деяниям и при определенных условиях способны причинить серьезный вред общественным отношениям, поставленным под охрану уголовного закона».

Правовое управление согласилось с тем, что повторное нарушение тех или иных запретов свидетельствует о том, что лицо, привлеченное к административной ответственности, не встает на путь исправления и продолжает умышленное нарушение «охраняемых правоотношений».

Сославшись на постановления Конституционного Суда от 2 февраля 1996 г. № 4-П, от 3 февраля 1998 г. № 5-П и от 5 февраля 2007 г. № 2-П, управление указало, что преюдициальность служит средством поддержания непротиворечивости судебных актов и обеспечивает действие принципа правовой определенности.

По его мнению, отмена административной преюдиции приведет к трудностям в правоприменительной практике, поскольку судья, рассматривающий уголовное дело, не вправе давать правовую оценку вступившему в законную силу постановлению суда, равно как и доказательствам, и иным фактическим обстоятельствам дела об административном правонарушении.

По мнению Правового управления ГД, добровольный отказ гражданина от обжалования решения суда о привлечении к административной ответственности не может служить основанием для умаления принятого судом постановления по делу об административном правонарушении.

Дополнительно Управление сообщило о том, что до внесения законопроекта в Государственную Думу на него в соответствии со ст. 8 Закона о введении в действие УК РФ необходимо получить официальные отзывы Правительства РФ и Верховного Суда. В настоящий момент информация о таких отзывах в Системе обеспечения законодательной деятельности отсутствует.

Эксперты по-разному оценили законопроект

Адвокат, партнер АБ «Бартолиус» Сергей Гревцов полагает, что законодательная инициатива обречена на провал. «Законопроект направлен на умаление принципа обязательности исполнения судебных актов. С учетом этого перспектива пересмотра судебных актов по делам об административных правонарушениях в рамках уголовного процесса видится крайне сомнительной», – сказал он.

Сергей Гревцов поддержал позицию Правового управления Государственной Думы, отметив, что предлагаемые изменения нарушат баланс публичных и частных интересов, а также понизят значимость и важность постановлений по делам об административных правонарушениях.

Адвокат АП Белгородской области Борис Золотухин в своем комментарии «АГ» отметил, что ему «категорически не нравится наличие в УК РФ составов с административной преюдицией». Тем не менее он посчитал «абсурдными» предлагаемые изменения. «Это противоречит принципу правовой определенности.

Вступившее в законную силу решение суда обязательно для исполнения всеми государственными органами и гражданами. Его «ревизия» возможна только в вышестоящей судебной инстанции.

Дознаватель или следователь не вправе ни расследовать обстоятельства, уже оцененные судом, ни пересматривать судебное решение», – подчеркнул Борис Золотухин.

Адвокат АП г. Москвы, к.ю.н. Валерий Саркисов сообщил «АГ», что тезис авторов законопроекта о невозможности преюдиции решений, принятых при производстве по делам об административных правонарушениях, обоснован. Однако, по мнению адвоката, изменение в связи с этим редакции действующей ст. 90 УПК РФ излишне.

«Недопустимость преюдиции судебных решений по делам об административных правонарушениях давно признана в теории.

Это связано с особенностями данного вида судопроизводства, лишенного зачастую как состязательности, так и иных основных признаков, обеспечивающих принятие решений в ходе полноценного судебного процесса», – пояснил Валерий Саркисов.

Дополнительно он отметил, что обстоятельства, установленные при производстве по делам об административных правонарушениях, не являются преюдициальными при рассмотрении спора в гражданском и арбитражном судопроизводстве.

«В уголовном судопроизводстве вопрос принятия без дополнительной проверки обстоятельств, установленных при производстве по делам об административных правонарушениях, встает наиболее остро в связи с наличием ряда составов, предусматривающих уголовную ответственность при условии повторного совершения деяния лицом, привлеченным к административной ответственности», – сказал адвокат.

Валерий Саркисов подчеркнул, что Верховный и Конституционный суды уже высказались по данному вопросу, «нацелив правоприменителей на необходимость проверки обстоятельств, послуживших основанием для привлечения лица к административной ответственности».

В то же время адвокат сообщил, что предложенная редакция ст.

90 УПК РФ в случае ее принятия может полностью исключить в сфере уголовного судопроизводства возможность апеллирования без дополнительной проверки к обстоятельствам, установленным судебными решениями по делам об административных правонарушениях.

«В случае принятия законопроекта судебные решения по делам об административных правонарушениях в сфере уголовного судопроизводства будут обесценены до уровня обычного письменного документа, что вряд ли оправдано», – заключил он.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/administrativnuyu-preyuditsiyu-predlagayut-isklyuchit-iz-upk/

Преюдиция в уголовном, гражданском и арбитражном процессах

Административная преюдиция как основание уголовной ответственности

Известно суждение, что незнание законов не освобождает от ответственности. Для россиян эти слова нередко приобретают зловещий смысл. В нашей стране за изменениями законов уследить нелегко.

Тем, кто начинает углубленно изучать право, неизбежно приходится сталкиваться со множеством сложных слов. Одно из таких – «преюдиция». Что это такое и как используется в судебной системе, расскажем ниже.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер. 

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему – обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефону
+7 (499) 450-39-61
8 (800) 302-33-28 

Это быстро и бесплатно!

Что такое преюдиция

Понятие «преюдиция», наряду с большинством юридических терминов, пришло к нам из права древних римлян. Латинским словом «praejudicialis» именовалось то, что относится к предыдущему судебному решению. Схожее значение у этого слова и сейчас.

Преюдиция означает, что информация, которая установлена в одном решении суда (уголовного, гражданского, арбитражного) в отношении определенных событий или лиц, считается доказанной и для всех последующих судов.

Например, прошел суд по поводу кражи автомобиля, по итогам которого угонщика посадили в тюрьму на длительный срок. Затем владелец автомобиля может предъявить гражданский иск о возврате автомобиля или взыскании его стоимости с угонщика.

Если у бандита были подельники, которым он сбывал краденое, иск можно предъявить и им тоже. При этом доказывать, что машину угнал именно этот преступник или что он отдал автомобиль именно тем подельникам, уже не нужно.

Если эти сведения установлены в решении уголовного суда, они актуальны и для гражданского суда. И никакие доводы преступника суд не принимает.

https://www.youtube.com/watch?v=vJYie2_ifvI\u0026list=PLML8vFf1VU_dYPIgFqjdyTYL2XQdXla7v

Таков общий принцип преюдиции. Однако в каждом процессе есть свои особенности.

Преюдиция в уголовном судопроизводстве

Конкретного определения рассматриваемого принципа в российских законах не найти. Более того, сам термин упоминается только в Уголовно-процессуальном кодексе – в статье 90.

И именно в УПК РФ преюдиция имеет самое весомое значение – по причине тяжести проступков, за которые наступает наказание, и по причине точности, с которой следует наказать виновных и оправдать невинных.

Ст. 90 УПК РФ говорит о том, что информация о преступлении, установленная вступившим в законную силу решением уголовного суда (приговором) или решением другого суда (гражданского, арбитражного или административного), признается судьями, прокурорами, следователями истинной без дополнительной проверки.

Из этого правила есть два исключения:

  • на основе судебных актов нельзя делать вывод о вине гражданина, если он не участвовал в рассмотрении дел, по итогам которых и были вынесены приговоры или решения;
  • приговоры по делам, рассмотренным в упрощенном порядке (в которых обвиняемый признал вину и по которым исследование доказательств не проводилось), не учитываются при рассмотрении других дел, даже если в них фигурируют одни и те же обвиняемые.

Пример

В суде дело нескольких мошенников рассматривается в общем порядке, то есть подельники вину отрицают, представляют суду свои алиби, доказательства невиновности.

Но один из подельников решает признать вину и идет на сделку со следствием, чтобы смягчить себе приговор. По нему суд проходит в упрощенном порядке, то есть материалы следствия суд не изучает. Приговор вынесен, подельника посадили, но можно ли на основании такого «неполноценного» рассмотрения осудить и других, которые свою вину не признают?

Очевидно, что нельзя, ведь при осуждении подельника у суда не было возможности выслушать доказательства невиновности других подельников, досконально понять картину преступления. Иное решение закона открыло бы дорогу злоупотреблениям.

Чтобы сократить себе срок, бывалые уголовники начали бы оговаривать неугодных им граждан.

У последних не было бы даже теоретической возможности доказать свою невиновность, ведь вступивший в силу приговор уголовнику стал бы преюдициальным и для них.

Когда административное правонарушение становится уголовным

Отдельно стоит рассказать о феномене административной преюдиции в уголовном праве. Этот юридический прием активно использовался в советском праве. В первые годы становления современной России в законах его не было. Все изменилось в 2009 году.

Суть административной преюдиции в том, что в некоторых случаях граждан привлекают к уголовной ответственности при неоднократном совершении административного правонарушения.

Несмотря на кажущийся жесткий характер такого решения, прежде всего это режим смягчения уголовно-правовой ответственности.

Смягчение происходит путем перевода преступлений, не представляющих повышенной общественной опасности, в категорию административных правонарушений с последующим распространением на них уголовно-правовых положений об административной преюдиции.

Это значит, что за некоторые деяния при совершении первого проступка человека наказывают в административном порядке, а затем, если человек не одумается, уже в уголовном.

Административное наказание рассматривается как правовой метод противодействия не только мелким правонарушениям, но и преступлениям. Гражданин, совершивший небольшое нарушение и подвергнутый за это административному штрафу, тем самым предупреждается о возможном привлечении к уголовной ответственности, если совершит еще одно такое же нарушение.

Если первое наказание не возымело эффекта, второй раз наказывать подобным образом бессмысленно. Поэтому рецидивиста ждет уголовная ответственность, своей суровостью принуждающая к соблюдению уголовно-правовых и административно-правовых норм.

Внимание! Законопослушным гражданам, изредка превышающим скорость на автотрассах, пугаться не стоит. Не всякое административное деяние может привести к уголовному преследованию.

Административная преюдиция работает при неоднократном совершении таких деяний:

У юристов возникают сомнения в эффективности применения административной преюдиции по некоторым делам. Наглядно проблему видно на примере побоев.

https://www.youtube.com/watch?v=QEMHh3O3A8w\u0026list=PLML8vFf1VU_dYPIgFqjdyTYL2XQdXla7v

Если муж избил свою жену однажды, к нему применяют только административный штраф. Платится этот штраф, как правило, из семейного бюджета, то есть наказывается и пострадавшая сторона. При этом какой-либо изоляции правонарушителя не происходит, и в наложенном штрафе домашний тиран винит жену.

Чтобы избежать нового штрафа, женщины не пишут заявления на сожителей. И уголовная ответственность для последних не наступает. Последние, чувствуя безнаказанность, только увеличивают свою жестокость, что иногда приводит к летальным последствиям. Налицо порочный круг, разорвать который необходимо в ближайшем будущем.

Преюдиция на страже гражданского права

Хотя в гражданском праве определения преюдиции не найти, это не значит, что ее нет. Порядок правосудия по гражданским делам определяется в Гражданско-процессуальном кодексе для обычных граждан и в Арбитражно-процессуальном – для предпринимателей и коммерческих организаций.

В ГПК РФ за преюдицию в гражданском процессе отвечает статья 61, в АПК РФ преюдиции посвящена статья 69. Поскольку по существу два эти кодекса регулируют гражданские правоотношения, разницы нет и в преюдициальности.

Обстоятельства, которые не нужно доказывать заново, называются в гражданском праве преюдициальными фактами.

Как и в уголовном праве, в отношении лиц, которые не участвовали в деле, такие преюдициальные факты не действуют.

Поскольку состав лиц в гражданском и арбитражном процессах зачастую определяют сами участники, крайне важно проследить, чтобы к участию в деле были привлечены все заинтересованные лица.

Пример преюдиции в арбитражном процессе

Предприниматель закупал овощи у фермера, после чего отвозил и продавал их на завод для производства полуфабрикатов.

Однажды партия овощей оказался подгнившей, и завод обратился с иском к предпринимателю. Суд взыскал с предпринимателя стоимость гнилых овощей и убытки, при этом фермера к участию в деле не привлекли.

Теперь в убытках оказался сам предприниматель, который был вынужден пойти в суд.

В новом процессе предприниматель сослался на ранее принятое решение, по которому с него взыскали убытки.

На это судья ответил, что фермер в деле не участвовал, и факт поставки некачественных овощей нужно доказывать заново.

Но как это сделать, если овощи давно утилизированы, да и не вся документация сохранилась? В итоге незадачливый предприниматель проиграл суд к фермеру и убытки возместить не смог.

Важно! Если в суде вас объявляют виновником ущерба, произошедшего по вине другого гражданина, обязательно подавайте ходатайство о привлечении такого гражданина к участию в деле. Даже если суд не возложит убытки на виновника, он зафиксирует в решении факт убытков, и эта сумма будет обязательна для взыскания в новом производстве.

Если бы предприниматель в качестве третьего лица привлек фермера, дело закончилось бы для него лучше. После вынесения решения в пользу завода предприниматель «транслировал» бы свои убытки на реального виновника – фермера, поставившего некачественные овощи.

В новом деле судья не отклонил бы его ссылку на решение. Судьи позитивно относятся к преюдициальным фактам – они снимают с них ответственность и экономят время на рассмотрение доказательств, которые ранее уже изучил их коллега в гражданском или уголовном суде.

Поэтому использование преюдициальных фактов в гражданском судопроизводстве зависит от самих сторон.

Заключение

Истинное значение преюдиции раскрывается в том, чтобы экономить время судов и не допускать вынесения разных решений по одним и тем же обстоятельствам. Как видно из норм законодательства, регулирование вопроса вполне логичное.

Чтобы избежать злоупотреблений правами, нужно следить за критериями применения преюдиции, ведь при неправильном применении она ставит подсудимого по уголовному делу или ответчика по гражданскому иску в безвыходное положение.

Не нашли ответа на свой вопрос?
Узнайте, как решить именно Вашу проблему – позвоните прямо сейчас:
 
+7 (499) 450-39-61
8 (800) 302-33-28 

Это быстро и бесплатно!

Источник: https://prava.expert/uk/sud/chto-takoe-preyuditsiya-v-ugolovnom-prave.html

Административная преюдиция в уголовном праве

Административная преюдиция как основание уголовной ответственности

По мнению авторов, административное правонарушение, даже совершенное во второй раз, по своей природе не должно влечь уголовной ответственности.

Сохранение административной преюдиции в составах преступлений свидетельствует не о принципиальной позиции законодателя, а «скорее об инерции его мышления и живучести стереотипов, сформировавшихся в уголовном праве в последние десятилетия.

Повторные административные правонарушения, безусловно, должны влечь более строгие меры воздействия, но обязательно в рамках своей отрасли права. Поэтому целесообразно последовательное и полное исключение административной преюдиции из уголовно-правовых норм» Тарбагаев А.Н. Административная ответственность в уголовном праве //Правоведение. — 1992. — № 2. — С. 68. .

Ученые по-разному отнеслись к данным нововведениям. Поэтому необходимо проанализировать являются ли данные изменения позитивным моментов, и будет ли усовершенствование законодательства в реалии. По мнению М.В.

Бавсуна административная преюдиция при ее грамотном использовании может стать эффективным средством противодействия преступности и будет способствовать достижению следующих основных результатов: повысит эффективность практического применения уголовного законодательства, обеспечит реализацию принципа экономии мер уголовной репрессии и исключит случаи объективного вменения [2]. А.П. Шергин считает административную преюдицию правовым средством борьбы не только с административными проступками, но и с преступными деяниями. Необходимо отметить, что административная преюдиция оживит неработающие нормы уголовного права, поможет в разграничение проступков и правонарушений от уголовных деяний. Ведение административной преюдиции было бы эффективным средством разграничения преступлений и административных правонарушений против охраны окружающей среды, например, загрязнение атмосферы и др. Существенным образом повысится и роль уголовного законодательства в части его эффективности по предупреждению преступлений, поскольку лицо, совершившее административное правонарушение, будет предупреждено о возможности привлечения к уголовной ответственности в случае совершения еще одного такого же правонарушения. Если обратиться к зарубежному опыту, то данное явление мы найдем в УК Белоруссии. Так, ст. 32 УК Беларусии устанавливает административную преюдицию при совершении следующих преступлений: (ст. 177-1) незаконные действия по усыновлению (удочерению) детей; (ст. 188) клевета; (ст. 189) оскорбление; (ст. 201) незаконное распространение или иное незаконное использование объектов авторского права, смежных прав или объектов права промышленной собственности; (ст. 224) незаконное открытие счетов за пределами Республики Беларусь и др. Противники административной преюдиции считают, что излишнее смягчение уголовной ответственности и уголовного законодательства, наоборот, повысит уровень преступности.

Административная преюдиция в уголовном праве Текст научной статьи по специальности — Государство и право

Представляется, что подобные прею-диции, в том числе административные пре-юдиции в уголовном праве, можно назвать общими преюдициями. К общим административным преюдициям в уголовном праве можно отнести все преюдиции, которые вытекают из норм с бланкетными диспозициями.

Административная преюдиция: понятие и значение

  • Четыре случая предусматривают два основных последствия.
  • Семь случаев предусматривают три основных наказания.
  • Пятнадцать случаев предусматривают четыре наказания.
  • Шесть случаев предусматривают пять наказаний.
  • Два случая предусматривают шесть наказаний.

Рекомендуем прочесть:  Аренда земли фгуп

Административная преюдиция в российском уголовном праве: проблемы квалификации (Сидоренко Э

Если исходить из того, что вступление в силу постановления по делу об административном правонарушении является одновременно и временем привлечения лица к административной ответственности, и началом отбытия им административного наказания, возникает вопрос о целесообразности использования различных законодательных конструкций для описания одного и того же юридического явления. Единственно возможным оправданием данного разделения может служить необходимость определения конечного срока для зачета ранее совершенного правонарушения

Административная преюдиция

Не меньшее количество вопросов возникает и в части определения того, возможно ли приготовление ко второму административному правонарушению и будет ли содеянное в целом считаться преступлением? Возможно ли соучастие в преступлении и рецидив преступлений в анализируемом случае, поскольку традиционное понимание этих институтов порождает определенные трудности при применении норм с административной преюдицией.Возникают отдельные вопросы при применении данного института и в иных случаях.Например, что считать смягчающими и отягчающими уголовное наказание обстоятельствами? Наличие ли таковых в первом административном правонарушении, во втором (и последующих) или возможное «суммирование» всех обстоятельств, как смягчающих, так и отягчающих.

Административная преюдиция в уголовном праве: казус Ильдара Дадина (журнал — Закон, N 2, февраль 2020 г

Конечно, отрадно, что незаконно осужденный И. Дадин в результате оказался на свободе, а толкование ст. 212.1 УК, данное КС, делает ее применение на практике малореальным. Впрочем, Суд не сделал главного: не признал саму практику такого законодательного произвола в сфере уголовного права не соответствующей Конституции.

Тем самым, на мой взгляд, КС не выполнил свою обязанность по избавлению российского законодательства от хотя бы одного из сорняков, не поставил заслон на пути появления в УК новых положений, отвлекающих внимание и ресурсы правоприменительных органов от противостояния реальным вызовам и угрозам и борьбы с реальной, а не искусственно сконструированной законодателями преступностью.

Научная новизна: авторы, отказавшись от формального подхода к институту административной преюдиции как в российском уголовном праве, так и в его зарубежных аналогах, считают, что в центре внимания должна оказаться личность преступника как ключевойфактор легализации административной преюдиции. Вданном контексте утверждается наличие непосредственной связи между характеризующими личность правонарушителя особенностями, в том числе его склонностью к аморальному, противоправному поведению, и совершением им впоследствии преступного деяния.

Научная статья по теме АДМИНИСТРАТИВНАЯ ПРЕЮДИЦИЯ КАК СРЕДСТВО КРИМИНАЛИЗАЦИИ И ДЕКРИМИНАЛИЗАЦИИ В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ РОССИИ Государство и право

В Уголовном кодексе РСФСР 1926 г. также предусматривался ряд деяний, которые признавались преступными лишь в том случае, если они были совершены лицом после применения к нему за такое же деяние мер административного воздействия. В частности, согласно ст. 60 УК 1926 г.

в случае неплатежа в установленный срок налогов и сборов по обязательному страхованию, несмотря на наличие к тому возможности, в случае применения мер взыскания в виде описи имущества или продажи описанного имущества с торгов хотя бы один раз в предшествующем или текущем окладном году в первый раз к виновному лицу применяется штраф в размере тех же платежей, во второй раз — исправительно-трудовые работы на срок до шести месяцев.

Особенности квалификации преступлений в условиях наличия административной или дисциплинарной преюдиции

По своей конструкции составы преступлений с административной или дисциплинарной преюдицией являются формальными. Поэтому обязательным признаком объективной стороны преступления является наличие только общественно опасного деяния. Преступление считается оконченным с момента совершения действий (или одного из нескольких), предусмотренных в диспозиции статьи Особенной части УК.

Доступ ограничен

«Просмотр реестра» на сайте http://eais.rkn.gov.ru/

  • Указатель страницы и (или) доменное имя, сетевой адрес включены в Реестр доменных имен, указателей страниц сайтов в сети «Интернет» и сетевых адресов, позволяющих идентифицировать сайты в сети «Интернет», содержащие информацию, распространяемую с нарушением исключительных прав.
  • Ориентир для судов

    Убежден, что признание практики образования составов с административной преюдицией, соответствующей Конституции РФ, в полной мере согласуется и с теорией криминализации.

    Основанием криминализации является общественная опасность акта человеческого поведения, которая слагается из общественной опасности деяния и общественной опасности личности его субъекта.

    Уголовная политика нашего государства в разные исторические периоды впадала в крайности в этом вопросе, преувеличивая то опасность деяния, то опасность личности. Думается, в вопросах криминализации, равно как и во многих иных, истина находится посредине.

    Здесь золотая середина видится в том, чтобы криминализация опиралась на учет как объективных свойств общественной опасности человеческого поведения, так и опасности личности преступника.

    Источник: https://russianjurist.ru/nasledstvo/administrativnaya-preyuditsiya-v-ugolovnom-prave

    Административная преюдиция

    Административная преюдиция как основание уголовной ответственности

          Введение так называемой «административной преюдиции» обсуждалось с 2009 года, когда президент РФ Дмитрий Медведев  в послании Федеральному Собранию предложил искать пути к совершенствованию уголовного закона, привлекая к ответственности за преступления небольшой и средней тяжести только в случае неоднократного совершения лицом административного правонарушения со схожим составом.  С 15 июля 2016 года вступили в силу новые редакции статей 116, 157, 158 УК РФ также добавлены  ст.ст. 116.1 и 158.1. Соответствующие изменения были внесены в КоАП РФ и УПК РФ .

         В соответствии с данными изменениями сохранена уголовная ответственность за нанесение побоев близким лицам, а также побоев из хулиганских побуждений по мотивам ненависти или вражды (ст. 116).

    С другой стороны, если побои или иные насильственные действия не имели последствий, указанных в ст. 115, а также признаков преступления, предусмотренного ст.116 УК РФ, лицо понесет уголовную ответственность по ст.116.

    1 УК РФ в случае, если ранее привлекалось к административной по ст.

    Административная преюдиция в уголовном праве

    6.1.1. КоАП РФ. Неуплата алиментов также признается административным правонарушением (ст. 5.35.1 КоАП РФ), только неоднократное совершение которого может повлечь уголовную ответственность (ст.157 УК РФ).

      Лицо считается подвергнутым административному наказанию со дня вступления в законную силу постановления о его назначении до истечения одного года со дня окончания исполнения постановления (ст. 4.6 КоАП РФ).

            Ученые по-разному отнеслись к данным нововведениям. Поэтому необходимо проанализировать являются ли данные изменения позитивным моментов, и будет ли усовершенствование законодательства в реалии. По мнению М.В.

    Бавсуна административная преюдиция при ее грамотном использовании может стать эффективным средством противодействия преступности и будет способствовать достижению следующих основных результатов: повысит эффективность практического применения уголовного законодательства, обеспечит реализацию принципа экономии мер уголовной репрессии и исключит случаи объективного вменения . А.П.

    Шергин считает административную преюдицию правовым средством борьбы не только с административными проступками, но и с преступными деяниями. Необходимо отметить, что административная преюдиция оживит неработающие нормы уголовного права, поможет в разграничение проступков и правонарушений от уголовных деяний.

    Ведение административной преюдиции было бы эффективным средством разграничения преступлений и административных правонарушений  против охраны окружающей среды, например, загрязнение атмосферы и др.

    Существенным образом повысится и роль уголовного законодательства в части его эффективности по предупреждению преступлений, поскольку лицо, совершившее административное правонарушение, будет предупреждено о возможности привлечения к уголовной ответственности в случае совершения еще одного такого же правонарушения.

    Если обратиться  к зарубежному опыту, то данное явление мы найдем в УК Белоруссии. Так, ст. 32 УК Беларусии устанавливает административную преюдицию при совершении следующих преступлений:  (ст. 177-1) незаконные действия по усыновлению (удочерению) детей; (ст. 188) клевета; (ст. 189) оскорбление; (ст.

    201) незаконное распространение или иное незаконное использование объектов авторского права, смежных прав или объектов права промышленной собственности; (ст. 224) незаконное открытие счетов за пределами Республики Беларусь и др. Противники административной преюдиции считают, что излишнее смягчение уголовной ответственности и уголовного законодательства, наоборот, повысит уровень преступности.

        Н.Ф. Кузнецова считает, что  главное различие между преступлением и проступком не количественное, а качественное, а поэтому количество проступков неспособно перерасти в качество преступления. Н.А.

    Лопашенков высказывает мысль о том, что все административные правонарушения, совокупность которых на определенном этапе объявляется законодателем преступной абсолютно по механическому признаку — повторяемости и накоплению самостоятельных административных правонарушений, никоим образом не связаны между собой; они — разные: каждый раз воля лица, совершившего это правонарушение, реализуется в указанном отдельном правонарушении до конца. На этом основании делается обоснованный вывод о том, что преступления с административной преюдицией составляют несколько самостоятельных, окончательно исполненных административных правонарушений, не связанных между собой умыслом лица. Ключевым критерием единства преступного деяния, положенным в основу конструирования состава единичного преступления, должна являться именно внутренняя взаимосвязь его элементов, которая в преступлениях с административной преюдицией отсутствует . Также нужно отметить, что признание некоторых проступков преступными и уголовно наказуемыми деяниями в силу их повторности противоречит принципу уголовного права, согласно которому преступлением считается только такое общественно опасное деяние, которое само по себе содержит все признаки состава преступления, независимо от иных обстоятельств. На наш взгляд, институт административной преюдиции имеет право на существование в уголовном праве, однако его введение должно быть максимально точным и учитывать все важные обстоятельства. Административная преюдиция   как способ декриминализации уголовно-правовых составов будет способствовать оптимизации и гуманизации уголовных санкций в российском законодательстве.

    Преюдиция в производстве по делам об административных правонарушениях в арбитражных судах

    Шайхутдинова Т.Ф., адъюнкт Московского университета МВД России.

    Исследование доказательств по делам об административных правонарушениях производится арбитражным судом по правилам, установленным в АПК РФ для искового производства.

    Однако если в КоАП РФ предусмотрены иные правила, чем установленные в АПК РФ, то применяться должны нормы КоАП РФ. Это следует из содержания ч. 1 ст.

    189 АПК РФ, согласно которой дела, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, рассматриваются по общим правилам искового производства, предусмотренным АПК РФ, с особенностями, установленными в третьем разделе АПК РФ, если иные правила административного судопроизводства не предусмотрены федеральным законом. Тем не менее следует отметить, что правовые нормы, регулирующие исследование доказательств по АПК РФ, по содержанию практически тождественны правовым нормам, установленным в КоАП РФ.

    В.В. Ярков отмечает, что АПК РФ однозначно называет субъекта, ответственного за определение предмета доказывания, — это суд. Бесспорно, участвующие в деле лица также определяют предмет доказывания, в противном случае было бы невозможным говорить об основаниях иска и пр. Однако решающим субъектом в определении предмета доказывания выступает суд .

    Соответственно, все обстоятельства, круг которых установит суд, рассматривая дело об административном правонарушении, подлежат доказыванию. Однако в отличие от КоАП РФ, АПК РФ в ст. ст.

    69, 70 устанавливает три вида фактов, которые имеют значение для дела, но тем не менее не нуждаются в доказывании, а именно признанные арбитражным судом общеизвестными, преюдициальные, признанные сторонами.

    См.: Абсалямов А.В., Арсенов И.Г., Виноградова Е.А. и др. Арбитражный процесс: Учебник / Под ред. Яркова В.В. М.: Волтерс Клувер, 2003. С. 104.

    Таким образом, в качестве одного из оснований для освобождения от доказывания ранее установленных обстоятельств в отношении тех же лиц является преюдициальность фактов. По утверждению М.А.

    Рожковой, преюдиция — это установление судом конкретных фактов, которые закрепляются в мотивировочной части судебного акта (приговора) и не подлежат повторному судебному установлению при последующем разбирательстве иного спора между теми же лицами . В свою очередь, В.В.

    Ярков определяет преюдициальность (от лат. praejudicialis) как предрешенность некоторых фактов, которые не надо вновь доказывать .

    Новоселова Л.А., Рожкова М.А. К вопросу о силе судебных актов арбитражного суда // Вестник ВАС РФ. 2003. N 5. С. 71.
    См.: Абсалямов А.В., Арсенов И.Г., Виноградова Е.А. и др. Арбитражный процесс: Учебник / Под ред. Яркова В.В. М.: Волтерс Клувер, 2003. С. 104.

    АПК РФ предусматривает преюдициальность фактов, установленных в решении арбитражного суда и суда общей юрисдикции по гражданским и уголовным делам.

    В этой связи арбитражный судья обязан соблюдать условия преюдициальности актов арбитражных судов, в соответствии с которыми обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица (ч. 2 ст. 69 АПК РФ). Преюдициальной силой обладают факты, установленные судебным актом арбитражного суда, при условии что судебный акт арбитражного суда вступил в законную силу. Обстоятельства, установленные судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении другого дела в арбитражном суде, если в нем участвуют те же лица. Требуется отметить, что ранее действовавший АПК РФ 1995 г. распространял преюдициальность лишь на вступившие в законную силу решения арбитражного суда (ст. 58 АПК РФ).

    Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в своем Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 31 октября 1996 г.

    Особенности состава преступления с административной преюдицией (Харлова М.И.)

    N 13 отмечает, что “преюдициальное значение имеют факты, установленные решениями судов первой инстанции, а также постановлениями апелляционной и надзорной инстанций, которыми приняты решения по существу дела.

    Факты, установленные по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении судом другого дела, в котором участвуют те же лица. Если в этом деле участвуют и другие лица, для них эти факты не имеют преюдициального значения и устанавливаются на общих основаниях”.

    Ввиду вышеизложенного к решениям арбитражного суда еще были добавлены постановления апелляционной и надзорной инстанций в плане преюдициальности установленных в них фактов для рассмотрения иного дела с участием тех же лиц относительно тех же фактов. Таким образом, поскольку в ч. 2 ст.

    69 АПК РФ говорится о вступившем в законную силу судебном акте арбитражного суда, то преюдициальное значение для арбитражных судей имеют решения арбитражного суда первой инстанции, постановления арбитражных судов апелляционной и кассационной инстанций, Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Поскольку определения суда, являясь судебными актами, зачастую не содержат установленных фактов, то их вряд ли можно признать преюдициальными.

    Представляется, что и при рассмотрении дел об административных правонарушениях арбитражный судья вправе сослаться на преюдициальность судебного акта арбитражного суда при рассмотрении дела об административном правонарушении в отношении тех же лиц по обстоятельствам, установленным в названных судебных актах и имеющих отношение к делу. В частности, такая ссылка будет иметь важное практическое значение при рассмотрении дела об административном правонарушении, совершенном повторно.

    Норма, содержащаяся в ч. 3 ст.

    69 АПК РФ, предусматривает обязательность для арбитражного суда вступившего в законную силу решения суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу по вопросам об обстоятельствах, установленных решением суда общей юрисдикции и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле. Анализ судебной практики формирует представление о том, что в ходе судебного разбирательства по делам об административных правонарушениях у арбитражных судей возникают определенные сложности, связанные с применением ч. 3 ст. 69 АПК РФ.

    Источник: https://astbusines.ru/administrativnaja-prejudicija/

    Поделиться:
    Нет комментариев

      Добавить комментарий

      Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.